Обобщение судебной практики применения законодательства о залоге

Дата: 
11.01.2010

Одобрено постановлением

президиума Восемнадцатого

арбитражного апелляционного

суда от 26.12.2009 № 1

Обобщение судебной практики

применения законодательства о залоге

1. Договор залога может быть заключен и после наступления срока исполнения обеспечиваемого обязательства (дело № А07-26020/2006, производства № 18АП-937/2008 и № Ф09-3407/07-С6).      

01.04.2005 между обществом и товариществом был заключен договор займа, по которому заемщику переданы денежные средства на условиях возврата и уплаты процентов за пользование заемными средствами. В качестве мер по обеспечению исполнения обязательств заемщика по данному договору указан залог имущества третьего лица – кооператива, установлен срок исполнения договора – 08.04.2005 (пункт 3 договора). Во исполнение указанного условия договора займа между обществом и кооперативом был заключен, в частности, договор об ипотеке комплекса зданий от 20.12.2005.

В связи с тем, что в обусловленные договором займа от 01.04.2005 сроки задолженность не была погашена, общество обратилось в арбитражный суд с иском к товариществу и кооперативу о взыскании задолженности путем обращения взыскания на заложенное имущество.

Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, исковые требования общества удовлетворены в полном объеме.

Арбитражный суд кассационной инстанции оставил состоявшиеся по делу судебные акты без изменения, указав при этом следующее.

Согласно статье 339 Гражданского кодекса Российской Федерации в договоре о залоге должны быть указаны предмет залога и его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом. В пункте 4.1 договора об ипотеке от 20.12.2005 срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом, указан – не позднее 08.04.2005.

 Прямого запрета на обеспечение залогом неисполненных обязательств, срок исполнения по которым истек, ни ГК РФ, ни Федеральный закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)» не содержат.

2. Принятие вещей, являющихся предметом залога, к учету в качестве объектов основных средств, может свидетельствовать против признания их деньгами (дело № А07-3912/2007, производства № 18АП-4971/2008 и № Ф09-9344/08-С6).

Удовлетворяя исковые требования общества и признавая договор залога недействительным в части включения в него объектов «наружная установка» и «технологические трубопроводы», суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что данные объекты не являются индивидуально-определенными вещами, а представляют собой денежные средства (затраты по достройке, дооборудованию, реконструкции и модернизации объектов), которые не могут быть предметом залога, поскольку денежные средства нельзя продать с торгов и направить вырученную сумму в счет погашения долга (статьи 334, 349, 350 ГК РФ).

Судом кассационной инстанции указанные выводы признаны необоснованными, поскольку в инвентарных карточках учета объектов основных средств, находящихся в материалах дела, имелись указания на наименования этих объектов и дату ввода в эксплуатацию. Данный факт может подтверждать существование объектов «наружная установка» и «технологические трубопроводы» в качестве предметов материального мира, отличных от денежных средств.

Судебные акты по делу в указанной части отменены, дело направлено в суд первой инстанции на новое рассмотрение.

3. Сделка по отчуждению заложенного движимого имущества, совершенная залогодателем без согласия залогодержателя, является действительной (дело № А76-18063/2005, производства № 18АП-2544/2007, № Ф09-4737/06-С4 и № ВАС-14106/06).

Арбитражный суд первой инстанции признал договор дарения доли в уставном капитале общества ничтожным, поскольку на момент его заключения указанная доля находилась в залоге, а ее отчуждение было произведено без согласия залогодержателя.

Суд апелляционной инстанции решение по делу отменил и принял новое – об отказе в иске.

В силу статьи 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Положения пункта 2 статьи 351 ГК РФ предусматривают последствия нарушения залогодателем правил о распоряжении заложенным имуществом, установленных пунктом 2 статьи 346 названного Кодекса, а именно залогодержатель вправе потребовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства, а если его требование не будет удовлетворено, обратить взыскание на предмет залога.

Поскольку законом прямо установлены иные последствия несоответствия сделки по отчуждению заложенного имущества требованиям пункта 2 статьи 346 ГК РФ, оснований считать договор дарения доли в уставном капитале общества ничтожным у суда не имелось.

Суд кассационной инстанции оставил постановление суда апелляционной инстанции без изменения.

4. Договор о залоге чужого имущества является ничтожным (дело № А76-25692/2007, производство № 18АП-2819/2008).

В соответствии с пунктом 2 статьи 335 ГК РФ и пунктом 1 статьи 19 Закона РФ «О залоге» залогодателем вещи может быть только ее собственник или лицо, имеющее на нее право хозяйственного ведения.

Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения (статья 168 ГК РФ).

Обществом (залогодателем) в качестве документа, подтверждающего его право собственности на имущество, являющееся предметом залога, банку (залогодержателю) был представлен договор купли-продажи. Вместе с тем судом установлено, что передача имущества обществу по данному договору не производилась, более того, доказательств наличия у продавца на момент подписания договора права собственности на имущество, являющееся предметом договора, не представлено.

Установив, что собственником заложенного движимого имущества является не залогодатель (общество), а иное лицо (истец), арбитражный суд пришел к обоснованному выводу об удовлетворении исковых требований о признании договора залога, заключенного между обществом и банком, недействительным.

Вопросы добросовестности банка при заключении договора о залоге судом не исследовались, поскольку положения статьи 302 ГК РФ к спорным правоотношениям неприменимы.

5. Применение правила о сохранении залога при переходе права на заложенное имущество к другому лицу допустимо и в отношении товаров в обороте, переданных в составе имущества должника в порядке замещения активов (дело № А34-7514/2007, производство № 18АП-4931/2008).

Согласно статье 115 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» замещение активов должника проводится путем создания на базе имущества должника одного открытого акционерного общества или нескольких открытых акционерных обществ. В соответствии со статьями 48, 49, 98 ГК РФ имущество, переданное в порядке замещения активов в открытое акционерное общество, становится собственностью этого общества.

Предметом договора залога явились животные на откорме, которые являются товаром в обороте. При этом норма пункта 1 статьи 353 ГК РФ может быть применена и при залоге товаров в обороте.

Неправомерна ссылка подателя апелляционной жалобы на пункт 2 статьи 357 ГК РФ, в соответствии с которым товары в обороте, отчужденные залогодателем, перестают быть предметом залога с момента их перехода в собственность приобретателя, а приобретенные залогодателем товары, указанные в договоре о залоге, становятся предметом залога с момента возникновения у залогодателя на них права собственности. Упомянутая норма может применяться в том случае, когда залогодатель реализует свое право на изменение состава и натуральной формы заложенного имущества (пункт 1 статьи 357 ГК РФ). В данном случае залогодатель не реализовал свое право на изменение состава и натуральной формы заложенного имущества. Поэтому истец не утратил права обращения взыскания на заложенное имущество в связи с неисполнением заемщиком обязательств по кредитному договору независимо от перехода права собственности на заложенное имущество к ответчику.

6. Иск залогодержателя к залогодателю об обращении взыскания на заложенное имущество может быть предъявлен и без заявления отдельного требования о взыскании долга (дело № А76-14411/2007, производства № 18АП-1133/2008 и № Ф09-5136/08-С6).

Банк обратился в суд с иском к обществу (залогодателю – третьему лицу) об обращении взыскания на заложенное имущество.

В соответствии с пунктом 1 статьи 348 ГК РФ взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которые он отвечает.

Арбитражный суд первой инстанции установил факты получения заемщиком (индивидуальным предпринимателем, привлеченным к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора) денежных средств по договору займа и невозврата суммы займа в установленный договором срок. Поскольку договором было предусмотрено право займодавца реализовать свое право досрочно востребовать всю сумму займа путем обращения взыскания на все заложенное имущество, суд удовлетворил требования истца об обращении взыскания на заложенное имущество, применив при этом статьи 349, 350 ГК РФ.

Довод ответчика об отсутствии оснований для удовлетворения требования об обращении взыскания на предмет залога, поскольку кредитор не предъявлял иск о взыскании долга к заемщику, был отклонен. Требование об обращении взыскания на предмет залога само по себе является требованием о взыскании – о принудительном изъятии имущества для целей погашения долга. При этом в отличие от обычного иска о взыскании здесь разрешается вопрос о наличии преимущественного права удовлетворения, но только за счет выделенного имущества.

Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили решение по делу без изменения.

7. В случае реализации заложенного имущества с публичных торгов, проводимых для удовлетворения требований взыскателя, не являющегося залогодержателем, залог прекращается (дело № А34-7831/2006, производства № 18АП-605/2009 и № Ф09-3136/09-С6).    

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к физическому лицу, приобретшему на публичных торгах недвижимое имущество, находившееся в залоге, полагая, что на основании статьи 353 ГК РФ с переходом права собственности на это имущество к физическому лицу перешли все обязанности залогодателя по договору залога.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды исходили из следующего.

Согласно пункту 1 статьи 334 ГК РФ в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом. В соответствии с пунктом 1 ст. 49 Федерального закона от 21.07.1997 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве»[2] на заложенное имущество может быть обращено взыскание при недостаточности у должника иного имущества для полного удовлетворения предъявленных ему требований, не обеспеченных залогом, с соблюдением установленных гражданским законодательством Российской Федерации прав залогодержателя.

По правилам подпункта 1 пункта 1 статьи 351 ГК РФ залогодержатель вправе потребовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства в случае, если предмет залога выбыл из владения залогодателя, у которого он был оставлен, не в соответствии с условиями договора о залоге. На основании подпункта 4 пункта 1 статьи 352 ГК РФ[3] залог прекращается в случае продажи с публичных торгов заложенного имущества.

Из анализа приведенных норм права судами сделан вывод о том, что предусмотренные законом правила, регулирующие процедуру реализации имущества, являющегося предметом залога (статьи 349, 350 ГК РФ), направлены на защиту интересов залогодержателя в форме заявления об этом требования о первоочередном исполнении обязательства.

Как установлено судами, обществом как залогодержателем не были реализованы права, предоставленные статьей 49 Федерального закона «Об исполнительном производстве», пунктом 1 статьи 351 ГК РФ.

При таких обстоятельствах судами сделан правомерный вывод о том, правила статьи 353 ГК РФ о сохранении залога при переходе права на заложенное имущество к другому лицу не применяются к случаям принудительного изъятия имущества в порядке исполнительного производства. Залог в отношении спорного имущества прекращен в порядке, установленном подпунктом 4 пункта 1 статьи 352 ГК РФ, с продажей спорного имущества на публичных торгах, в связи с чем основания для удовлетворения исковых требований отсутствуют.